Наш дом - Гагаринская 3
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Категории каталога
Мои файлы [5]
Среда, 26.04.2017, 12:45
Главная » Файлы » Мои файлы

Исторический раздел
[ ] 26.02.2009, 14:04

    За суетой и суматохой обыденности мы порой перестаем замечать ценные памятники архитектуры, которые нас окружают. Даже, имея представление о наиболее известных достопримечательностях Санкт-Петербурга, мы порой не знаем об истории непосредственно того микрорайона, квартала и дома, в котором живем. Наш квартал (Сергиевский) изобилует такими памятниками: дворцы Кутузовской набережной, Малый мраморный дворец и т.д. А ведь его история – часть истории нашего родного Питера.

     Этот "Исторический раздел" создается с целью не только заинтересовать вас любопытной информацией. Наша задача – добиться осознания вами причастности к богатому наследию культуры нашего города. Общая задача - сохраняя часть этой культуры, заботиться о Доме, противодействовать попыткам временщиков превратить Сергиевский квартал в место размещения Бизнес-центров.  


    Место, где впоследствии был построен наш квартал, еще в средневековье считалось удобным для поселений. Издавна здесь проживали финны и ижоры – обитатели финского хутора Кийайн и деревни Конту (или Патанекала). В XVII веке в деревнях жили семьи крестьян: финские – Кийайненов и ижорские – Макарьевых и Ивановых. Они занимались рыбной ловлей, возделывали землю.
    На карте 1698 года мы видим, что на этом месте позже располагались сельские поселения, поместье и охотничьи угодья, принадлежащие ротмистру Конау. Когда-то этими землями владел новгородский помещик Первуша Елагин, поэтому и рядом расположенная деревня называлась Первушина.

"План местности... снятый в 1968г." Составитель Шварц Е.Р.

   Широкая прибрежная полоса вдоль будущей Воскресенской набережной (ныне наб.Робеспьера) была местом сухим и высоким. Здесь находились шведская мыза и две деревни — Кандуи и Фроловщина, к которым подходила дорога с Новгородского тракта (на месте нынешнего Лиговского проспекта). Эта дорога вела из Новгорода в Москву, поэтому и земли, расположенные южнее Невы, назывались Московской стороной., а первые поселения при Петре I, восточнее Безымянного Ерика (Фонтанки) вдоль Невы – Русской слободой.

Литейный двор

   На месте крошечного финского хутора Конту (Konduiaby), к востоку от царского Летнего дворца и сада, в 1711 году были основаны «старый» Литейный и Пушечный дворы, где лили пушки для русской артиллерии.
   Этот участок казна выкупила за 150 рублей большой участок, и под руководством генерал-фельдцейхместера Брюса началось строительство "литейного анбара" - большого бревенчатого дома "со шпицем". Комплекс пушечного двора включал многочисленные склады, кузни и мастерские.  К Невскому проложили просеку - Литейную дорогу, названную в 1738 году официально "першпективой". Сначала на Литейном дворе работало всего 37 человек, но к концу XVIII века число рабочих достигло трех сотен.
 
 Литейная улица в конце XVIII века. Живописная работа Федора Алексеева.
 
   Здание Литейного двора, замыкавшее перспективу главной магистрали, перекрывает выход к Неве. Это отражает как данная работа Федора Алексеева, так и "План столичного города Санкт-Петербурга..." 1753 г. (см. ниже). Оно было разобрано в середине XIX века.
 
Дворы царского ведомства - Запасный и Прачечный
  
   В 1719 году для доставки грузов от Невы (у Литейного двора) до Фонтанки прорыли Косой Дементьевский канал (инженер X. Ванн Более и Д. фон Эршт). Также есть предположение, что канал был прорыт для подачи воды к фонтанам Летнего сада (по другим источникам - то ли для сверлильных мельниц Литейно-пушечного двора, то ли для осушения местности). Канал имел длину около 750 м и соединялся с Фонтанкой у Соляного городка (бывшей Партикулярной верфи), где строили частные суда.
    На образовавшемся треугольном острове предполагалось поставить пороховые мельницы, но из-за близости Летнего дворца в построенных зданиях разместили Запасный (Сытный) двор, где хранились запасы продовольствия для царского двора; был вырыт также пруд для разведения рыбы. На карте видно, что пруд окружен пятиугольником амбаров, в которых хранились запасы пищи, и соединен с Фонтанкой протокой-гаванцем, по которой было удобно поставлять припасы к царскому двору. 

"План столичного города Санкт-Петербурга..." 1753 г. Составитель Трускотт И.Ф.

   Севернее гаванца был расположен дом обер-гофмейстера царского двора В.Д. Олсуфьева, руководившего снабжением двора припасами. Таким образом, на территории нашего квартала располагались сооружения, принадлежащие дворцовому ведомству.  
   До 1770 года улица Сергиевская (ныне ул. Чайковского) не имела соединения с берегом Фонтанки, а доходила только до Косого канала (современная ул. Оружейника Фёдорова). Свое название Сергиевская улица получила в честь храма преподобного Сергия Радонежского. Храм был построен в 1746 году и располагался на углу Литейного проспекта (см. карту). Сейчас на его месте находится Отдел пропусков Большого дома.
      Позже Запасный двор был переведен в другое место, Косой канал и гаванец - засыпаны, Сергиевская улица продолжилась до Фонтанки, а на территории нашего квартала, по приказу имп. Екатерины II, был построен Прачечный двор. План территории Прачечного двора разрабатывался архитектором Г.Х. Паульсеном в 70-е годы XVIII века. 
   Основное здание Дворцовой прачечной протянулось вдоль набережной Фонтанки.


"План Столичнаго Города Санкт-Петербурга". 1792 г. Составитель Григорьев Петр.

   Стирали в прачечной, конечно, прачки. Над ними надзирали кастелянши. Тут же трудились гладильщицы и белошвейки. Все они входили в число придворнослужителей и селились на Прачечном дворе.
    В начале 30-х годов XIX века на Гагаринской улице (дом 7) было построено большое жилое здание для служителей дворцового ведомства. Со стороны же Сергиевской улицы строений сначала не было, и на открытом пространстве было удобно сушить белье. Однако в 50-е годы по проекту архитектора Р.И.Кузьмина было построено здание Нового Придворнослужительского дома, которое примыкало к Старому и тянулось вдоль Сергиевской улице к Гагаринской. В этих домах проживала обслуга царского двора: лакеи, камердинеры, парикмахеры, официанты и т.д.
   Впоследствии здания Прачечного двора неоднократно реконструировались. Но в качестве прачечной здание, расположенное на Фонтанке, функционировало до начала 90-х годов XX века.

 

Набережная Кутузова

   Набережная Кутузова получила свое название в 1945 году. До 1860 года она называлась Дворцовой, затем - Гагаринской (по противоположному правому берегу Невы, где находился Гагаринский пеньковый буян - то есть пристань, названная по стоящему рядом дому сподвижника Петра I М.П. Гагарина). Дело в том, что с петровского времени шел перевоз через Неву от того места, где сечас находится дом 1/24 по ул. Гагаринской, до места рядом с Домиком Петра Первого. В 1902 году набережная называлась Французской (рядом размещалось Французское посольство).
    Набережная оставалась незастроенной вплоть до 1760-1770-х годов. Только по мере создания гранитной набережной и осушения болот там началось возведение особняков.
Гранитный парапет Дворцовой набережной сплошной лентой тянулся от Зимнего Дворца через Прачечный мост до Литейного двора и Арсенала. Берег был укреплен сосновыми сваями длиной 2.5 сажени. Эти сваи были забиты зимой на льду и следующим летом под водой обрезаны. Затем на сваях был возведен «каменный берег» из Путиловской и Тосненской плит, скрепленных цементом. Таким образом, берег был повышен над уровнем воды на сажень.  
   Одним из первых на набережной был построен Баурский дом, двухэтажный угловой дом № 36 по набережной Кутузова. В 1781 году инженер-генерал Ф.В. Баур купил два участка (один угловой, выходящий на Неву и Фонтанку, другой - соседний на берегу Невы). Дом был построен В 1784 году. Построенный в строгом классическом стиле под руководством архитектора К.Ф. Шпекле, он входит неотъемлемым элементом в панораму левого берега Невы. В Баурском доме часто бывала А.А. Ахматова, провел детские годы поэт и литературовед Д.С. Мережковский.
    Дом № 34 связан с именем писателя А.К. Толстого. В нем зимой 1867 года квартировала его семья. Здесь Алексей Константинович заканчивал работу над трагедией "Смерть Иоанна Грозного" и устраивал вечера, на которых собирались писатели, актеры и композиторы.
    В доме № 32 с лета 1834-го до августа 1836-го года жил А.С. Пушкин.
   На фасаде дома № 30 висит памятная доска, установленная в 1912 г.
null
   Именно отсюда в воскресенье 1812 года полководец, сопровождаемый огромной толпой народа, отправился в свой победоносный, но последний поход.
    Из архивных документов следует, что дом построен около 1768 года придворным камердинером Иваном васильевичем Медведевым, но в 1790-м продан также придворному камердинеру З.К. Зотову. 14 июня 1798 года дом приобрел генерал М.И. Голенищев-Кутузов. Его семейство, а затем потомки князя по женской линии - Опочнины и Тучковы - владели участком в течение 120 лет, из которых 15 хозяином его был сам фельдмаршал.
    Первым владельцем дома № 24 с начала 1770-х годов был известный военный деятель и один из строителей Петербурга В.В. Фермор. В середине XIX века дом был перестроен, а с 1868-го и вплоть до 1917 года его владельцами были графы Игнатьевы. Этот род дал России во второй половине XIX - XX веке крупных политических и военных деятелей.
 

Гагаринская, дома №1 и 3. Граф А.Г. Безбородко.
 
   От названия Гагаринской набережной произошло и название нашей улицы - Гагаринская. Гагаринская улица также меняла названия: в 1918-1920 годах носила имя А.И. Герцена, а с 1952 года до недавнего времени - чапаевского комиссара и писателя Д.А. Фурманова.
 
     Три участка у Гагаринской пристани приобрел в середине 1770-х годов военачальник И.И. Меллер. В 1774-1775 годах Меллер построил трехэтажный особняк с двухэтажными флигелями и хозяйственными службами. Здание было решено в стиле раннего классицизма. При Меллере особняк сдавался внаем. Одним из нанимателей оказался знаменитый авантюрист граф Калиостро. В 1799 году наследники И.И. Меллер-Закомельского продали этот доходный дом графу Петру Кирилловичу Разумовскому (1751–1823), сыну украинского гетмана.
   Соседним участком по Гагаринской улице (сейчас участок дома №3, литера А) владел вначале князь С. Трубецкой; далее (сейчас участок дома №5) стоял двор «архитектурии помощника Нилуса». В 1790-х годах участок князя С. Трубецкого купил купец Д. Образцов – в это время здесь уже стоял каменный двухэтажный дом. Через тридцать лет, в 1820-х годах, наследники Образцова продали свой участок с большим по тем временам каменным домом Министерству иностранных дел России для посольства короля Пруссии. Участок посольства, судя по планам, был просторным, здесь был разбит небольшой сад. С запада участок замыкался узким Г-образным переулком-тупиком, одним концом выходившим на Гагаринскую улицу (за домом № 5), а другим – упиравшимся в тылы береговых участков; по нему снабжались «не чистыми» товарами дома, выходившие на набережную. Этот переулок отделял частные дома от казенных придворно-служительских и «прачечных» домов.  
   С 1825 года граф Александр Григорьевич Кушелев-Безбородко стал владельцем большого трехэтажного дома П.К. Разумовского на углу Гагаринской набережной и Гагаринской ул. (ныне наб. Кутузова, 24/1). Новый хозяин приходился внучатым племянником выдающемуся дипломату екатерининского царствования, государственному канцлеру, светлейшему князю А.А. Безбородко. От него он унаследовал часть богатейшей художественной коллекции (ныне представленной в Эрмитаже), которую затем значительно пополнил. В 1830-х годах Кушелев-Безбородко стал почетным членом Академии наук, управляющим Заемным банком, директором Департамента Государственного казначейства, позднее - сенатором и членом Государственного совета. 
 
Портрет графа А.Г. Кушелева-Безбородко кисти Франца Крюгера. 1850-1851 годы.  
 
   Граф стремился создать в особняке "храм искусств". В здании начал переделки архитектор В.А. Глинка, а в 1835-1936 годах И.П. Скотти надстроил третий этаж. Граф прикупил соседний участок по Гагаринской улице (на месте дома №3). Здания были соединены, в них разместилась огромная картинная галлерея графа.
   В 1855 году граф А.Г. Кушелев-Безбородко скончался. Двойной участок был поделен между сыновьями: старшему, Григорию, достался дом №1/24, а младшему, Николаю - смежное владение на Гагаринской №3.
 
ул. Гагаринская, дом 1; внутренние дворы. 

   Придворный камер-юнкер, богач, живший на широкую ногу, Г.А. Кушелев-Безбородко был известным благотворителем, шахматитстом и литератором. Он не дожил до 50-ти лет. С его смертью в 1870 году присекся род Кушелевых-Безбородко.
При последующих владельцах особняк почти не претерпел внешних изменений. В дальнейшем он принадлежал графини А.Г. Шереметьевой (в 1870-х годах), сыну декабриста князю М.С. Волконскому (в 1880-х годах), а в 1892 году перешел купцу 1-й гильдии А.Г. Елисееву.
   В 1920-х годах в здании работала "Фабрика эксцентрического актера" (ФЭКС), организованная кинорежиссерами Г.М. Козинцевым и Л.З. Траубергом. В 1924 году здесь жил С.А. Есенин.

 
ул. Гагаринская, дом1; в помещениях особняка

   Николай Александрович, владелец дома №3 по Гагаринской в 1856 году пригласил для проведения работ городского архитектора Э.Я. Шмидта, которому за пять лет удалось спроектировать, построить и оформить все здания, входящие в комплекс усадьбы, а также интерьеры дворца. В облицовке дворца использовались розовый и вишневый мрамор – олонецкий, или белогорский, «тивдийский», серый – «рускеальский», белый крупнозернистый – «палевский». Эти материалы остались после строительства Исаакиевского собора. Именно поэтому здание на Гагаринской (дом №3, литера А) называют Малым мраморным дворцом.
  Во дворце появились новый парадный вестибюль и два парадных зала, в глубине участка были сооружены театр, здание библиотеки, оранжерея. Интерьеры парадных залов богато отделаны в "стиле Людовика XIV" и рококо. 

 

ул. Гагаринская, дом 3
 
   После смерти Н.А. Кушелева-Безбородко в 1864 году его вдова отдала дворец в заклад в Санкт-Петербургское Кредитное общество. Дворец был заложен за 136 000 руб. и дважды перезакладывался за последующие шесть лет.
В 1873 году дворец, названный «Собственным его высочества мало-мраморным дворцом», перешел в собственность императорской фамилии. Один из сыновей Николая I, Константин Николаевич, ссылает во дворец своего сына, великого князь Николая Константиновича, обнаружив его сильное пристрастие к карточной игре. Ему он принадлежал в течение восьми лет.
   В 1882 - 1913 годах дворец принадлежал морганатической супруге императора Александра II светлейшей княгине Юрьевской Е.М. Долгоруковой). Малый мраморный дворец был куплен для светл. кн. Е.М. Юрьевской за 600 тыс. руб.   После гибели супруга светл. кн. Екатерина Михайловна была вынуждена сразу же переехать вместе со своими тремя детьми из квартиры в Зимнем дворце в новое жилище. Дворец был построен и отделан за двадцать лет до того и многие годы пустовал. Его отделка и планировка не были рассчитаны на жизнь семьи с детьми. Дворец стал настоящим мемориальным музеем покойного императора.
   Современников поражало великолепие парадных залов дворца, каждый из которых был стилизован в той или иной эпохе. 
 
 
 
   Княгиня Юрьевская, часто и подолгу жившая за границей, не пожелала тратить средства на современные дорогостоящие удобства: во дворце не было электрического освещения, не были устроены необходимые уже на рубеже XIX и XX веков ванные и паровое отопление. Поэтому в 1910 году она решила продать свой дворец. В 1913 году, будучи в Ницце, княгиня продала дворец со всей обстановкой дочери камер-юнкера Высочайшего Двора Е.П. Леонард за 1 200 000 руб. наличными.

Княгиня Юрьевская (Е.М. Долгорукова). 
  
   Последней владелицей «Мало-Мраморного дворца» стала Екатерина Павловна Леонард, происходившая из богатого дворянского рода, хорошо известного в Бессарабии. Леонарды – дворянский род, известный в Бессарабии на протяжении всего XIX века, – греки, натурализовавшиеся в Молдове. В 1915 году Леонард заложила дворец, оцененный в Санкт-Петербургском Городском кредитном обществе в 1 047 500 руб., и получила ссуду на 37 лет. Чтобы окупить затраты Е.П. Леонард решила выстроить в центре участка, на месте галереи, усадебного сада и оранжереи большой доходный дом. Речь идет о нашем доме №3, литера Б.
   Проект этого дома, буквально встроенного в библиотечный флигель, выполнил гражданский инженер Н.Н. Игнатьев. Фасад шестиэтажного дома был оформлен в укрупненных формах русского ампира – стиля очень модного в начале ХХ века. Между окнами 3–5 этажей фасад украшают ионические пилястры с мощными завитками капителей. Замковые камни окон 2-го этажа украшены массивными женскими масками, а над 4-м этажом проложена широкая лента фриза с рисунком акантовых листьев. Наверху узкого фасадного ризалита – классическая композиция из трех венков, перевитых лентами, и розетки.
 
  
 
     Летом 1913 г. фирма «Сименс и Гальске» провела электричество во дворце, а в сентябре 1914 г. было поставлено оборудование и для «электрификации доходного дома на 31 квартиру», вплоть до электромотора на подъемную машину (лифт). Предполагалось надстроить еще один, мансардный этаж. Однако началась Первая мировая война, и строительство доходного дома завершилось только в 1921–1922 годах, уже после революции.
    26 апреля 1915 года Екатерина Павловна объявила о своей помолвке с Григорием Виссарионовичем Комаровым. 8 декабря 1915 года была сыграна свадьба вскоре после которой, в начале 1916 года, супруги уехали из Петербурга.
    Видимо, хозяева в Петроград больше не возвращались, потому что уже в начале 1918 года известный исследователь Петербурга В.Я. Курбатов направил письмо наркому Луначарскому, где наряду с другими примерами варварства переходного времени описывал, как во дворце Юрьевской через проломленную крышу украдены многие предметы декоративного убранства: канделябры, люстры, фарфор и т. д., а вода, попадая в комнаты, портит плафоны, обивку стен, мебели и драпировки.
 
 
Воспоминания жильцов нашего дома.

Практически невозможно найти документы, связанные с историей нашего дома. Все, что отражено в этом разделе, записано по воспоминаниям и со слов людей, проживавших в доме еще в довоенный период и в период 40-х - 60-х годов. В их изложении могут быть неточности. Будем очень благодарны, если у прочитавших этот раздел возникнут какие-либо добавления или документальные материалы о нашем доме.

   Большое спасибо за помощь в подборе материала Ермолаевой Галине Ивановне (кв.8) и Симину Александру Исааковичу (проживавшему в кв.69).

   В доме было два парадных подъезда. Перед первым подъездом стояли два круглых столба с навесом, возле которого мог останавливаться экипаж. Столбы были внутри из дерева, а снаружи - оштукатурены. Их снесли после войны.
   Перед домом располагался палисадник. От ограды палисадника осталось основание - гранитный поребрик, который и сейчас еще можно увидеть, когда входишь с улицы под арку Мраморного дворца Кушелева-Безбородко. Поребрик тянется между первой и второй арками вдоль стены дома №5. Этот дом был построен Столыпиным, который выкупил территорию палисадника. На гранитном поребрике некоторое время был фонтанчик, а позже на месте фонтанчика - клумба, в которой росло дерево.
   До реконструкции и перепланировки квартир в 20-е годы на каждом этаже двух парадных лестниц (1-й и 4-й подъезды) было по две квартиры. В каждой квартире - 10-12 комнат.
   После революции наш дом был выделен Китайскому товариществу. В годы Гражданской войны много китайцев служило в Красной Армии. В городе была китайская община. Китайцы разобрали дом, сняли деревянные перекрытия. Остался только фасад, все перекрытия были демонтированы. Стоишь внизу – видно небо со звездочками. Когда Советская Россия перешла на золотой рубль, у китайцев не оказалось средств для продолжения реконструкции, и работы приостановились. Все это происходило ориентировочно в 1923 году.
   Около двух лет дом простоял разобранным и брошенным. Затем, когда в Ленинграде началась волна строительства кооперативов, реконструкция дома возобновилась на деньги двух кооперативов: работников госбанка и советской торговли - "Совторгслужащий" (председатель Айзенштадт) и работников водного транспорта - «Водник».
 
 
  Дом состоял из 2-х частей. В одной – банковский кооператив (1-й, 2-й и 3-й подъезды), а в другой – кооператив водников (4-й, 5-й, 6-й подъезды). Восстановительными работами дома в кооперативе водников руководил Ермолаев Николай Александрович. На лестнице в основном жили моряки и работники морского флота.
   Члены кооперативов платили взносы золотыми рублями. Позже, в 1931г., когда была введена карточная система, членам кооператива было предложено выплатить недостающую часть денег единовременно. Так как они не смогли это сделать, дом перешел на баланс государства, а членам кооператива (в качестве компенсации) вернули их взносы, но уже не золотыми рублями, а банковскими ассигнациями.
   Не все из жильцов дома работали в банке и на водном транспорте. Наиболее известными из них были поэт А.Д. Чуркин - автор текста песни «Вечер на рейде» («…Прощай любимый город, уходим завтра в море…»), профессор Ф.К. Дормидонтов - зав. кафедрой теории и архитектуры корабля, преподававший в Ленинградском институте водного транспорта.
   В доме было две прачечных. Одна располагалась на территории двора дворца Кушелева-Безбородко, а другая - в трехэтажном флигеле второго двора, между 2-й и 3-й парадными. Белье сушили на чердаках.
   Подвалы до войны были сухими. Часть из них сдавалась кооперативами в аренду организации Главплодоовощи, которая использовала арендованную территорию как овощехранилище. В другой части размещались деревянные сарайчики, каждый из которых был закреплен за определенной квартирой.
   До войны управдомом работал Киселев. Он жил во 2-м подъезде. Когда его посадили за воровство, управдомом стала его жена Капа. Капа эвакуировалась из Ленинграда во время блокады. И на ее место в 1943 году пришла работать Людмила Федоровна Зайцева. Она жила в 5-м подъезде, на четвертом этаже (вероятно, в кв. №85). По воспоминаниям многих людей, Людмила Федоровна (или Люся) была очаровательная милая женщина. Ее любили все жильцы дома. У нее при себе всегда была печать дома. По утрам Люся стояла возле ворот, ставила печать и расписывалась на документах.
   Рабочее место управдома (ЖАКТ) было в нынешней 63-й квартире. Эта квартира находится на первом этаже и имеет отдельный вход в проходе между 1-й и 4-й парадными. Тогда это помещение называлось Красным уголком. Там же стояли столы паспортистки Шуры и бухгалтера Мироновны. Деятельность ЖАКТа распространялась на дома №1 и 3 по Гагаринской улице и №28 и 30 - на набережной Кутузова.
 
   Жили очень дружно. Во дворе, рядом с 4-й парадной были два теннисных стола, поставленные мужем Людмилы Федоровны.
   На ночь ворота в доме закрывались дворником, дядей Васей. Если, возвращаясь из театра, заставали ворота закрытыми, приходилось барабанить до тех пор, пока дворник их не открывал.
   Почти в каждой квартире были ванные комнаты. Они отапливались дровяными колонками. Дрова хранились в подвале. У каждой квартиры была своя ячейка для дров. Дрова приносил дворник.
   Чухонки носили яйца, масло и молоко. На лестнице в 4-м подъезде сидел лифтер. На площадке первого этажа, между колоннами, у него было выгорожено помещение. Он был инвалидом войны. Лифтер шил тапочки из фетровых шляп.
Во время войны в квартирах почти все комнаты были закрыты, так как трудно было их отапливать. Сжигалось все, что можно было сжечь. Вся жизнь сосредотачивалась вокруг кухни. Галина Ивановна вспоминает, что в дом "банковских" попал снаряд, но не разорвался. Жильцы ходили на крыши сбрасывать зажигалки. Управхоз Людмила Федоровна проводила занятия с ребятами, учила их носить противогазы.
 
 
Категория: Мои файлы | Добавил: gagarin3
Просмотров: 5592 | Загрузок: 0 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 5
5  
https://vk.com/gagarinskia

4  
Всех-всех мужчин нашего дома поздравляем с Днем защитника.

И - МНОГОЖДЫ - Нашего Аркадия.
Спасибо, что ты есть!
Защитник!!! (правда, спасибо)

Афанасьевы


3  
Может быть, какая-то информация сохранилась в городском архиве.
Интересно, а в какое время был построен мансардный этаж над главным объемом - в парадном дворе.

2  
Интересно, а этот университет пускает туристов в дворец? Очень хочется посмотреть интерьеры.

1  
Спасибо . Сам немного копался в истории дома, но , Ваши материалы крайне интересны. Я прочитал много книг про Литейную часть , однако нет даже иконографических факторов . Ну наши дома уж точно 20 век . Однако капитель дворца я вижу каждый день .Уже это укрепляет , когда живешь в колодце. И всегда поражает и задник этого здания . Спасибо за ваше исследование Нашего дома .

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz